Домик в Коломые

Аватар пользователя Эрлен-Бейлис

Брат Пушкин, вы, признаюсь, правы,
И мне четырехстопник надоел,
И я решил использовать октавы.
Не то чтобы настолько осмелел,
Не то чтобы для смеха иль забавы,
И рифм глагольных ряд не поредел.
Поэму буду плесть, как сеть плетут.
Придут две рифмы, третью приведут.

Итак, приступим. Жил старик богатый,
Он слыл вельможей знатным, непростым,
Он счет десяткам лет открыл девятый
И был вдовцом, а, значит, холостым,
Но, встретившись с племянницей внучатой,
Пожертвовать решил всем нажитым.
Ей было двадцать, имя ей — Параша.
О них двоих пойдет поэма наша.

Параша стала старику женою
И верности ему обет дала,
Была с ним нежною, порою озорною,
Легко вела домашние дела,
И в соответствии с природою весною
Она ему ребенка родила.
Неважно, что отец и стар, и сед,
И ни при чем здесь Нулин, их сосед.

Сей случай живо обсуждался всеми.
Смеялись все, прикрыв уста рукой,
Дитя прекрасно, мол, но чье там семя?
Ну, как с молвою справиться людской!
Вы скажете, мораль нужна поэме.
Что ж, вывод можно сделать вот какой:
Когда ты стар, и члены все уснули,
Храни супругу — где-то рядом Нулин.